Аналитика Публикации

14
марта

Ковенанты в кредитном договоре: когда суд признает дополнительные способы обеспечения исполнения обязательств правомерными?

Источник: Газета "эж-Юрист"


Само слово "ковенант" пришло в российскую практику из-за рубежа. Российская гражданско-правовая наука не выработала еще доктринальное толкование термина, и законодательно его применение напрямую не регулируется. Поэтому для практических целей нашей статьи наиболее подходящим будет обобщить, что "ковенанты" являются договорными условиями, при нарушении которых могут возникнуть негативные для заемщика последствия.

На практике встречается множество негативных для заемщика последствий, однако наиболее распространенными из них являются:

  • требование о досрочном погашении кредита и причитающихся процентов;

  • непредоставление новых траншей;

  • увеличение процентной ставки по кредиту;

  • начисление штрафа или неустойки.

Гражданское законодательство РФ не рассматривает ковенанты в качестве отдельного вида обеспечения обязательства либо отдельного специфического института финансовых сделок. Включение в договор дополнительных условий, помимо общих норм гражданского законодательства, регулируется главой 42 ГК РФ, а также федеральным законом от 02.12.1990 № 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее – Закон о банковской деятельности).

Высший арбитражный суд РФ также подтвердил правомерность включения дополнительных условий в кредитные договоры[1], в том числе и возможность изменения их условий в одностороннем порядке, а также досрочное истребование денежных средств. При этом банки должны действовать разумно и добросовестно, что должно привести к балансу прав и обязанностей сторон. ВАС РФ также подтвердил, что досрочное истребование кредита является надлежащим способом защиты интересов кредитора. Данный подход впоследствии был подтвержден внесенными в 2017 году изменениями в Гражданский кодекс РФ: законодатель прямо предусмотрел возможность установления в кредитном договоре дополнительных условий для возврата кредита[2].

Тезис о добросовестности банка при установлении условий получил свое развитие в постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 "О свободе договора и ее пределах". В подавляющем большинстве случаев проект кредитного договора представляет банк. Кредитор при этом, как правило, является слабой стороной договора. В данном случае применима позиция ВАС РФ. Поскольку согласно пункту 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании статьи 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по статье 169 ГК РФ.

При первом приближении само содержание ковенант в силу принципа свободы договора не обусловлено какими-то ограничениями за исключением императивных норм гражданского законодательства. Исходя из этого, условия могут быть различными по своему содержанию. Если рассматривать наиболее часто встречающиеся ковенанты, то, как правило, они устанавливаются в виде обязанности заемщика соблюдать определенные условия (например, согласовывать с кредитором определенные сделки) либо в виде наступления обстоятельств (например, падение финансовых показателей должника), которые могут даже не зависеть от воли должника.

Банки включают такие дополнительные условия с целью заблаговременного получения сведений о потенциальном дефолте по кредиту либо для инициирования процедуры досрочного возврата денежных средств от ненадежного должника. Иными словами, наступление определенного в договоре обстоятельства либо нарушение предусмотренных условий могут быть:

  • сигнальным звонком о том, что кредитор не сможет в перспективе исполнять свои обязательства, что увеличивает риски, связанные с заключенным договором;

  • триггером для дефолта, так как наступление закрепленных обстоятельств явно указывает на невозможность возврата денежных средств даже при условии, что должник на момент нарушения ковенант формально не является несостоятельным и способен производить ближайшие выплаты.

Таким образом, с точки зрения законодательства внедрение в правоотношения банка и заемщика дополнительных разумных и необременительных условий является правомерным. Однако на практике возникает вопрос, какие именно дополнительные условия кредитных договоров можно считать разумными. Следовательно, включение тех или иных ковенант в кредитный договор автоматически не означает, что банк гарантированно получит дополнительные гарантии исполнения договора, так как суды могут критически отнестись к включению некоторых ковенант в текст договора, что приведет к невозможности применения последствий неисполнения заемщиком ковенант. При этом с учетом укрепления на рынке подобных дополнительных условий суды все чаще признают такое включение правомерным. В связи с этим заемщику при заключении кредитного договора стоит тщательно подходить к оценке исполнимости взятых на себя обязательств. Следовательно, в вопросе правомерности ковенант достаточно велика степень судебного усмотрения, что повышает риски при заключении кредитного договора как для кредитора, так и для заемщика.

На данном этапе стоит обратиться к судебной практике. Ковенанты являются условиями договора между контрагентами, что дает возможность выбирать любые не запрещенные законом условия и делает достаточно сложной задачу охватить все возможные виды ковенант. Ограничимся часто встречающимися в кредитных договорах ковенантами и связанными с их нарушением судебными спорами, чтобы получить представление о том, какие аргументы выбирают стороны для защиты своих интересов и какую оценку дают им суды.

Ковенанты, которые не зависят от действий заемщика

К категории ковенантов, которые не зависят от действий самого заемщика, относятся изменения конъюнктуры рынка, повышение ключевой ставки ЦБ РФ и иные схожие основания, последствием которых может быть повышение процентной ставки по кредиту. Банки включают данные условия для снижения рисков от внешних факторов: кризисных явлений в экономике в целом, удорожания заемных средств и т.д. Особенно актуальными данные ковенанты стали после резких изменений размера ключевой ставки Банка России, ввиду волатильности валютного рынка в последние годы. Банки, выдавая кредит, как правило на продолжительный срок, стараются купировать риски, связанные с понижением маржинальности предоставляемого продукта, переложив их на заемщика.

Обычно суды исходят из того, что банки имеют право предусматривать в договоре условия по увеличению процентной ставки, досрочному истребованию кредита, что предусмотрено гражданским законодательством. Обратимся, например, к постановлению Арбитражного суда Уральского округа от 17.04.2018 по делу № А60-40436/2017. Суды отказали предпринимателю в иске о признании ничтожным положения кредитного договора о праве кредитора изменять процентную ставку в сторону увеличения в одностороннем порядке в случае рыночного изменения доходности по активным операциям и (или) стоимости пассивов кредитора. Данные выводы поддержал также суд кассационной инстанции. Суд, в частности, указал на то, что право банка на одностороннее изменение ставки закреплено в договоре и заемщик принял предложенные ему условия без возражений. Следовательно, данный ковенант не противоречит законодательству. Несмотря на отказ в удовлетворении иска, суды отметили, что банк при реализации права должен действовать в допустимых пределах осуществления гражданских прав и доказать наличие оснований, с которыми по условиям договора связана возможность одностороннего изменения размера платы за кредит.

К подобным выводам приходил также Президиум ВАС РФ в постановлении от 06.03.2012 по делу № А71-10080/2010. Суды нижестоящих инстанций пришли к выводу о правомерности включения банком в договор права на одностороннее изменение процентной ставки по кредиту в случае, если такие условия установлены сторонами в договоре. ВАС РФ согласился с данным выводом, однако указал на то, что, когда участниками кредитного договора являются с одной стороны предприниматель, а с другой – крупный банк, в силу положений статей 1, 10 Гражданского кодекса должна быть исключена возможность кредитной организации совершать действия по наложению на контрагентов неразумных ограничений или по установлению необоснованных условий реализации контрагентами своих прав. При реализации предусмотренного кредитным договором права в одностороннем порядке изменять условия кредитования банк должен действовать в допустимых пределах осуществления гражданских прав и доказать наличие оснований, с которыми по условиям договора связана возможность одностороннего изменения банком размера платы (процентов) за кредит.

В постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 23.12.2015 по делу № А76-5341/2015 среди прочего рассматривался также вопрос о правомерности включения условий об одностороннем изменении банком договора в зависимости от изменений кредитно-денежной, расчетной политики Банка России, Правительства Российской Федерации, конъюнктуры финансового рынка. Суды установили, что законодательство не запрещает сторонам включать подобные условия в договор. Однако в данном случае стороны неясно сформулировали условия, что дало основания применить разъяснения Пленума ВАС РФ[3]. Суды истолковали условия договора в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора. В данном случае договор готовил банк. Также было учтено, что банк является профессиональным участником рынка, в связи с чем толкование неясных, неполных или противоречивых условий сделок должно осуществляться в пользу другой стороны.

Таким образом, само включение подобных ковенант в текст кредитного соглашения является законным, если заемщик добровольно принял на себя обязательства. Однако право применения последствий нарушения или наступления обстоятельств, предусмотренных ковенантами, должно реализовываться банком в разумных пределах. Принятие заемщиком условий еще не означает, что он лишен возможности возражать относительно неправомерности применения предусмотренных договором неблагоприятных последствий по основаниям недобросовестности банка и несправедливых договорных условий.

Ковенанты, зависящие от действий заемщика

Наиболее распространенным видом ковенантов, зависящих от действий заемщика, являются обязательства заемщика поддерживать определенный объем оборотов на счетах в банке-кредиторе. Подобные ковенанты не обеспечивают непосредственный возврат денежных средств по кредиту, однако дают банку дополнительный инструмент для анализа финансово-хозяйственной деятельности заемщика. Данный инструмент позволяет на ранних стадиях выявить проблемы у должника и принять меры к снижению рисков. Данный ковенант интересен для банков особенно в случае открытия кредитной линии, когда клиент может получать денежные средства по своему усмотрению в рамках определенного лимита. Этот ковенант также усиливает контроль банка за денежным оборотом заемщика, и если он снижается, то это дает основания банку ограничить либо прекратить выдачу новых траншей. Включение данного ковенанта и при предоставлении единовременного кредита позволяет банку своевременно купировать риски, например повысить процентную ставку либо потребовать выплаты неустойки.

Судебная практика в отношении данных ковенант в целом исходит из того, что установление подобных требований со стороны банка допустимо. Например, ВАС РФ в своем определении от 28.11.2012 по делу № А40-96432/2011 рассмотрел спор по кредитному договору. Заемщик взял на себя обязанность обеспечивать ежемесячные поступления выручки от реализации товаров, работ или услуг на свой счет, открытый в банке, в объеме не менее определенной суммы. Последствием такого нарушения являлось одностороннее увеличение процентной ставки со стороны банка. ВС РФ указал, что данное положение договора не противоречит нормам ГК РФ. Также не был принят довод должника о том, что подобные условия не позволяют свободно распоряжаться находящимися на его счету денежными средствами. Суд указал на то, что данные условия не ограничивают прав должника в части распоряжения денежными средствами, а лишь накладывают на него определенные обязанности по поддержанию ежемесячных оборотов по счету.

В постановлении Арбитражного суда Московского округа от 02.06.2017 по делу № А40-108422/16 указано, что условие договора о праве банка увеличить процентную ставку по кредиту при несоблюдении обязанности заемщиком по поддержанию ежемесячного кредитового оборота по расчетному счету является правом банка, а не обязанностью, и это право обусловлено отсутствием компенсации в случае выпадающих доходов банка от снижения объемов оборота.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа[4] также приходит к выводу, что подобный ковенант правомерен, и указывает на то, что условие договора о поддержании определенных оборотов по счету направлено на обеспечение гарантий банка в стабильности финансового состояния ответчика и гарантий по возврату предоставленных ему кредитных средств.

Реформа гражданского законодательства последних лет, попытки судебных органов более широко применять принципы диспозитивности и свободы договора привели к тому, что ковенанты окончательно закрепились в сфере кредитования. Приведенный краткий анализ судебной практики на примерах конкретных ковенант дает возможность обобщить критерии, которыми руководствуются суды при определении правомерности включения дополнительных условий в кредитный договор. В частности:

  • законодательство РФ не запрещает предусматривать ковенанты в кредитном договоре;

  • должна оцениваться разумность включения ковенант в договор с точки зрения баланса интересов сторон, особенно учитывая, что заемщик, как правило, является слабой стороной договора, что может привести к применению правил о договоре присоединения;

  • ясность формулировок ковенант.

Таким образом, в случае рассмотрения спора в суде заемщику для защиты своих интересов необходимо будет доказать, что при заключении кредитного договора он являлся слабой стороной; включение в договор оспариваемого или примененного ковенанта является явным злоупотреблением со стороны банка, который недобросовестно воспользовался своим положением сильной стороны договора. На банке, в свою очередь, будет лежать обязанность доказать правомерность включения ковенант, а также обоснованность применения санкций.

В любом случае наиболее правильным для обеих сторон, с учетом складывающейся судебной практики, будет оценить риски наступления неблагоприятных последствий в рамках обсуждения кредитных условий. Конечная цель добросовестных контрагентов заключается в исполнении условий договора и извлечении выгоды из этого. В данном случае не всегда для банка будет целесообразным включать максимально жесткие условия в кредитный договор, так как применение санкций может привести к невыплате кредита, например в случае увеличения процентной ставки либо начисления неустойки.

Заемщик не должен принимать явно неисполнимые для себя условия в надежде в дальнейшем оспорить их в суде. Наиболее эффективным для обеих сторон будет исключение неточных формулировок из текста, а также избежание ковенант, зависящих от субъективного мнения банка. Подобные действия снизят риски неисполнения договора. При этом в случае судебного разбирательства они повысят предсказуемость его исхода, что даст дополнительные гарантии добросовестной стороне.



[1] См. информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре".

[2] Статья 821.1 ГК РФ.

[3] Пункт 11 постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 16 "О свободе договора и ее пределах".

[4] См. постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 29.06.2016 по делу № А19-5321/2015.


Связанные отрасли

Лопатин_ЭЖ-Юрист_Ковенанты в кредитном договоре_03.2019

Скачать файл
Файл добавлен 18.03.2019
Презентация .pdf (226 Кб)
Консультация эксперта

Подать заявку на участие

Соглашение