Аналитика Публикации

22
июля

Наталия Абцешко в эфире Вести FM

Источник: Радиостанция "Вести FM"


Наталия Абцешко, Руководитель Группы международных проектов

"Работа из дома" и "надомная работа" – эти термины хоть и описывают одно и то же, на самом деле с правовой точки зрения говорят о разном. Трудиться не покидая жилплощади многие люди вынуждены по причинам серьезных недугов, и аспекты их занятости в нормативах худо-бедно изложены. Но весна-2020 явила неожиданное явление, когда у миллионов людей работа на дому началась внезапно и затянулась надолго – новая инфекция быстро делала опасными любые места скопления людей. Про временную неразбериху с коммуникациями – увеличение интернет-трафика, трудности с подключением удаленных сессий и прочем – мы уже рассказывали ранее. Но теперь, когда такая массовая форма труда только в Москве длится около 3 месяцев, очевидно, назрело внимание не только к техническим, но и юридическим ее аспектам.

То, над чем сейчас задумались депутаты, касается прежде всего офисных сотрудников. Их рабочее место – стол, стул и компьютер – в принципе одинаково что в административном здании или бизнес-центре, что – в собственной квартире. И там и там задачи могут выполняться одинаково успешно. Но – человек отправился в офис, поработал и вернулся домой. Если он поработал дома – в конце месяца придет счет на дополнительный расход электроэнергии. Впрочем, это копейки. А если приходится печатать письма или презентации, да еще в цвете? Картриджи к принтерам едва ли не дороже принтеров теперь обходятся. По действующим нормам «расходы на расходники» несет сам работник, если нет дополнительного соглашения. Так почему бы не прописать другой порядок в поправках? Сотрудники, занятые бумажной работой, будут благодарны за деление трат хотя бы пополам.

Или – отсчет рабочего времени. Смену с 10 до 18 отследить несложно – по письму, в рабочей почте, например, или в корпоративном коммуникаторе. А как быть с обедом? Тоже жестко с часу до двух или работодатель может требовать выполнения поставленного, а перекусить человек всегда успеет: дойти до кухни – это не в кафе топать через 2 квартала.

Еще – сверхурочная работа: как высчитывать и оплачивать? И это – лишь один день.

Что же будет критерием для перевода сотрудников на "удаленку" вдолгую? Личное решение начальника? Или распоряжение региональных властей о введении особого режима на территории наподобие всем теперь уже хорошо знакомой самоизоляции? И что будет знаком окончания "удаленки" – собственное чье-то мнение или снова постановление администрации региона? И возможен ли такой вариант, что кому-то из топ-менеджеров понравится домашняя работа подчиненных – можно ли будет вводить ее в компании или учреждении по соображениям, например, чисто экономической выгоды? А будет ли что-то значить в этом случае мнение самого работника? Вот что написано в проекте поправок, рассказывает руководитель международной практики юридической фирмы VEGAS LEX Наталья Абцешко.

Наталия Абцешко: Режим временной дистанционной или удаленной работы вводится на основании трудового договора или дополнительного соглашения к нему, и его введение может быть обусловлено производственной необходимостью или любыми исключительными случаями, ставящими под угрозу жизнь или жизненные условия населения. В законопроекте предусмотрено и упрощение введения режима временной дистанционной работы в исключительных случаях, а именно – издание локального нормативного акта со списком работников, переводимых, с их согласия, на временную дистанционную работу – с указанием порядка организации такой работы, например срока введения, графика работы, режима рабочего времени. При упрощенном введении такого режима не требуется заключать дополнительные соглашения к трудовому договору.

В последние месяцы, к слову, стал популярен и "комбинированный режим работы": часть времени сотрудник трудится дома, часть – в офисе. Обычно – неделя через неделю. И многие работники, если их экстренно вызывали в офис, в таком случае оказывались в статусе «командировочных», если строго следовать действующему Кодексу. В законопроекте трактовка уже другая, говорит Наталья Абцешко.

Наталия Абцешко: Так, например, согласно разъяснениям Минтруда, поездка «дистанционного работника» в офис является служебной командировкой – то есть такая поездка должна быть оформлена как командировка. Работнику должны быть компенсированы расходы на проезд от места жительства до офиса. В некоторых случаях требуется получить согласие работника на такую поездку. Из текста законопроекта может следовать, что при "комбинированном режиме работы" выезд работника в офис является стандартным условием осуществления трудовой деятельности, и оформление такого выезда как командировки не потребуется.

Есть и то, что не прописано ни в каких кодексах, но на работу всего коллектива влияет очень сильно: характер каждого человека. Допустим, работник – экстраверт. И в одиночестве среди замкнутых стен буквально сходит с ума – не говоря о том, что производительность труда стремится к нулю. А бывает, напротив, жуткий интроверт, так ему сидение дома – только в радость. На самом деле тестирование коллектива очень важно, замечает кандидат психологических наук Михаил Молоканов. Как бы парадоксально ни выглядело, интроверты в режиме "удаленки" – более уязвимы.

<...> Сегодня Госдума приступила к рассмотрению поправок в первом чтении – это значит, что пока уточняется список проблем взаимоотношений руководителей и персонала в "особых условиях". И уже затем к этим проблемам будут прописаны четкие схемы решения. Судя по количеству спорных моментов, лишь малую часть которых мы озвучили, законопроект впору называть не просто поправками в Трудовой кодекс, а настоящим «Кодексом удаленного труда». И поскольку многие аналитики предсказывают высокую вероятность очередных противоинфекционных мер уже наступающей осенью, то к тому времени документ должен появиться и вступить в силу.

С полной версией статьи Вы можете ознакомиться по ссылке: https://radiovesti.ru/brand/61178/episode/2423419/

Запись эфира доступна по ссылке.

Консультация эксперта

Подать заявку на участие

Соглашение